«Горы – это огромный риск. И диабет здесь ни при чем!»

На Эльбрус с 36-летним стажем диабета. Как вам?

Сергей Боронин (стаж СД1 – 36 лет) – сильный и волевой человек, с немалым багажом спортивных достижений штурмует очередную высоту!

«Горы – это огромный риск. И диабет здесь ни при чем!»

Сергей Боронин (41 год, стаж СД1 – 36 лет) – отец четырех дочек, юрист, сооснователь частной начальной школы, детского сада и Лагеря FOX CAMP для детей и подростков с сахарным диабетом 1 типа.

Подробнее читай здесь.

СахарОК: Сергей, как вы готовились к восхождению? И вообще, почему решили это сделать?

Сергей Боронин: Я люблю горы, спорт, приключения и жизнь во всех ее проявлениях! Это не про преодоление, что с диабетом нет границ и можно все. Это просто потакание своим желаниям и мечтам с холодным расчетом, оглядкой на здоровье и пониманием, что жизнь одна.

С момента принятия решения до самого восхождения прошло около 6 месяцев.

Я перечитал кучу литературы, пересмотрел видео, консультировался с разными врачами (в основном все отговаривали). Общался с людьми, которые уже поднимались на Эльбрус. Лично знаком и уверен в гиде.

Физически я и так был готов сразу. При подготовке был только бег на низком пульсе на длинные дистанции, походы с рюкзаком. Плюс психологическая подготовка, взвешивание всех за и против. 

Эльбрус — стратовулкан на Кавказе — самая высокая горная вершина России и Европы при условии проведения границы между Европой и Азией по Главному Кавказскому хребту или южнее. Эльбрус включён в список высочайших вершин частей света «Семь вершин». Высота над уровнем моря — 5 642 м.

Источник: Википедия

СахарОК: Топ-5 вещей, которые обязательно должны быть в твоем рюкзаке, если ты идешь в горы и у тебя диабет? 

Сергей Боронин: Рюкзак альпиниста с СД1 отличается весом от рюкзака обычного альпиниста. Что обязательно должно быть: 

  • инсулин (помпа, запасные ручки, термочехлы, батарейки для помпы, глюкометра)
  • глюкоза (много глюкозы!)
  • сладкий чай
  • спортивные гели
  • глюкаГен

Также важно пройти обследование здоровья, проверить все «слабые» места. В моём случае – глаза. Эндокринолог переживала, что при стаже СД 1 – 36 лет и гипоксии в горах могут возникнуть осложнения. Второй момент – страховка. Еще важно найти опытного гида, который знает, как действовать при диабете. Ну и подготовка, конечно.

СахарОК: К чему следует быть готовым человеку с СД1 во время восхождения? 

Сергей Боронин: Буквально ко всему! Как говорит мой гид/инструктор: На штурм нужно собираться так, чтобы, в случае чего, можно было ждать помощи спасателей около суток. Инсулин, батарейки, питание, глюкоза, лекарства, одежда. Все должно быть продумано до мелочей: больше взять нельзя, потому что тащить все это на себе в горы тяжело, но и меньше опасно – вдруг что-то пойдёт не так.

Психологически я был готов. Единственное, что смущало, если закончится глюкоза, а я буду продолжать гиповать, то до ближайшего магазина с едой пешком часов 6 спускаться)) Успокаивало то, что у меня страховка оформлена на спасение и эвакуацию с вертолетом. Поэтому шел (карабкался) и улыбался.

Да, при диабете 1 типа есть свои нюансы (не назовём это сложностями) при высотной работе/альпинизме. Но, в основном, с диабетом ты или без – особых отличий нет.

СахарОК: Как реагировали сахара на высоту и такую нагрузку? Вы были на ручках или на помпе? Чем спасались от гипо?

Сергей Боронин: Я на помпе (ручки на всякий случай всегда при мне). Так как я тренированный и организм привык к нагрузкам, с сахарами особо проблем не было. Первые 2-3 дня при акклиматизационных выходах настраивал дозы и ВБС на помпе. Поначалу сахара были низковаты, потом выровнялись. От гипо с собой постоянно носил чай с сахаром в термосе, жидкую глюкозу в тубусах, декстрозу в таблетках, энергетические спортивные гели и батончики, Coca-Cola (замёрзла на 5.000 м) и глюкаГен (в шприце) на всякий случай.

СахарОК: Как вели себя диа-гаджеты на высоте и минусовой температуре? Не было ли проблем с мониторингом сахара? Где хранили инсулин? 

Сергей Боронин: Помпа находилась под всеми слоями одежды у тела, запасная шприц ручка тоже (во внутреннем кармане) – с ними проблем не было. Сканер Freestyle Libre замёрз на высоте 4.800 м, так как поначалу я держал его во внешнем кармане куртки (для быстрого доступа). Пришлось отогревать )) В следующий раз буду выводить информацию о сахарах на часы. На глюкометре при таких погодных условиях измерять было нереально.

СахарОК: Что для вас было самым сложным во всем восхождении?    

Сергей Боронин: Самое сложное в альпинизме – это психология. Да, физически тяжело, да, есть страх гипогликемии. Но если ты морально готов и уверен в своих силах – это 50% успеха. В моей команде здоровый человек (без диабета) отказался идти на штурм именно из-за страха перед высотой и горной болезнью.

Три основные составляющие восхождения это: 1. Погода 2. Правильная акклиматизация 3. Физическая готовность, психологическая устойчивость и команда.

В моём случае меня «подвела» погода. При нулевой видимости, замерзшем сканере глюкозы, при –30 и сильном ветре мониторить СК было невозможно.

СахарОК: Футбол, марафон, триатлон, Эльбрус... Что дальше? Планируете повторить попытку? 

Сергей Боронин: Эльбрус для меня был самым сложным. Это реально тяжело и опасно для жизни. Берём в расчёт, что у меня было зимнее восхождение. Это гораздо сложнее, чем восходить летом, например, в августе.

Повторю ли я попытку взойти? Пока не знаю, надо думать, слишком большие риски. И диабет здесь абсолютно ни при чём!

Когда я стоял на 5.100 под порывистым ветром и –30, и мы с гидом принимали решение продолжать штурм или возвращаться, я хотел продолжать. Я был готов физически и морально, но я не буду рисковать жизнью ради сиюминутного желания. Дома ждут четыре дочки и любящая жена. Да, мне не повезло с погодой, как говорят альпинисты «гора не пустила», но я благодарен за тот опыт, который получил. Сейчас я не знаю, но, думаю, продолжение следует...

 

Читайте полную историю восхождения в Instagram Сергея: @sergeyboronin

Комментарии

Вы не авторизированны