Мой диабет - мои правила! Восхождение на Казбек. День 5

Спортсмен-любитель - Pavels Rozens, решает бросить вызов своему диабету и штурмует свой первый пятитысячник (Казбек, высота - 5047 м).

Продолжение супермотивирующей истории. День 5 - штурм и спуск

 

Мой диабет - мои правила! Восхождение на Казбек. День 5

День 5. Штурм

Мы проснулись по будильнику в 12 ночи.  Ветер жестоко трепал палатку и вылезать наружу совершенно не хотелось, идти - еще меньше. Но решили придерживаться плана. Местные сказали, что да, ветер не подарок, но восхождение возможно и он должен утихнуть.

Мы перекусили, подогнали каски, надели страховочные системы. Каски, ледорубы и кошки мы брали в аренду, а системы и веревку привезли свою. Местные здесь ходят без касок. Они вообще смотрят на технику безопасности с улыбкой. Мол, упадешь – все равно ничего не поможет.

Вышли мы в полной темноте.  От холода сразу же стало щипать лицо, через пару часов появились изжога и головная боль. Сахар пополз вверх с привычных походных 8-10 на 13-15. Выпил таблетки от тошноты, поноса, обезболивающие,  подколол инсулин и пошел дальше. Все это время я старался применять глубокое дыхание, насколько позволяла температура воздуха.  Я даже ждал того момента,  когда станет плохо - не зря же столько читал и тащил аптечку в 700 грамм. Через час все неприятные симптомы прошли.

В кромешной темноте на гору поднималась «змея» из более чем пятидесяти фонариков. Каждый огонек - это человек, который пришел искать здесь что-то внутри себя. Который упорно лезет наверх, против холода, ветра и усталости…

Через четыре часа мы вышли на ледник. Я утеплился теплыми носками и флиской. Ничего бодрее, этого переодевания, я в жизни не пробовал ) Щелкая зубами и затягивая ремни на кошках онемевшими пальцами, я вспоминал совет коллеги «отмахивать» конечности, если замерзнут. В итоге, я до рассвета махал ногами в каждый перерыв. Ноги мерзли. Спасли походные носки фирмы Mund. Я на них молюсь ) Они выводят пот, не впитывают запах, сохнут за минуту и греют, даже мокрые.  Лучше этих носков могут быть только кот, плед и кофе с коньяком дома.

Мы связываемся веревкой и начинаем путь по леднику. Я уже давно считаю дыхание. Это помогает в сложных ситуациях. 10 циклов отсчитал и по новой. Помогает не думать о глупостях и следить за тем, что происходит под ногами. А там есть на что посмотреть: камни, лед, трещины. Кошка не должна зацепиться за свою соседку или, что еще хуже, ранить вторую ногу. Веревка должна быть равномерно распределена между нами, не нее нельзя наступать. Каждый вдох я стараюсь делать глубже, чем выдох. Вим (Wim Hof) говорит, что  это помогает копить кислород. Моя максимальная задержка дыхания 5 минут и 10 секунд. Что-то в этом методе есть. Благодаря ему, можно устроить колоссальную встряску прямо дома на диване.

Мы дошли до взлета. Расстояние от нас до следующих групп кажется пугающим. Они так высоко! Как ползущие точки. Тропинка - узкая полка, шириной в две стопы, идет наверх зигзагом. Мы сменили палки на ледорубы.  С одной стороны - стена горы, а с другой - скос вниз. С каждым шагом идти все сложнее. Шаги уже не шаги, а шажки. Мы идем уже около шести часов. Вода в питьевых системах замерзла, я отдал чай Нино и пробую обмануть жажду жвачками и леденцами от боли в горле. В итоге, мы поднимались на вершину девять часов и все это время практически не пили.

Темп нашей группы падает: идем со скоростью самого медленного участника. Нино устала, соответственно мы все идем медленнее, веревка натягивается. Один человек из  группы (Георгий) хочет идти быстрее, мы уговариваем его не форсировать темп. Кроме того обнаруживается ошибка в страховочной связке. Разгорается спор на грузинском, который я один не понимаю. В моем понимании, если не может идти один, то не может вся связка. Но не все думают так, как я. Георгий вывязывается и быстро уходит вперед. Черепашьим  шагом,  медленно: шаг - пауза, шаг - вдох, мы продолжаем подниматься. Позже Нино рассказывала, что очень  переживала из-за того,  что под рукой нет нашатыря.  Хорошо, что не понадобился.

Мы дошли до «седла»: у Казбека две «головы», а между ними «седло». На «седле» тепло, светит солнце, на снегу целая тусовка разноцветных людей. Я попробовал снять лыжную маску, но солнце слишком слепило. Непогода миловала: ни ветра, ни облака. Позже один из гидов сказал, что это были лучшие дни в сезоне, и что из его последних двенадцати  групп не  взошли семь по погодным и физиологическим причинам.

С вершины на «седло» спускается Георгий - он уже взошел. Все воспринимают ситуацию без обиды и решают, что, как штрафной, он сходит с нами еще раз. Мы оставляем рюкзаки на снегу и идем на последний штурм в нашем темпе улитки. Китайская поговорка гласит: «Быстро - это медленно, только без остановки». Я очень хорошо ее понял, когда начал готовиться к своему первому забегу. Этот этап занял еще час. Мы взошли на Казбек! 

Это не дорога в семь часов или четыре дня от подножья горы. Это дорога в полгода - от момента зарождения этой идеи на рижской кухне,  до последнего шага на вершину. Насколько мне известно, еще ни один человек с СД-1 не поднимался на Казбек. Похоже, я - первый! Обалдевшие, счастливые мы смотрим друг на друга, валяемся  на снегу, фоткаемся и обнимаемся…

День 5. Спуск

Спуск – неприятнее подъема, травматичнее, больше стресса для суставов. После спуска на «седло», мы разделились на 2 связки: Георгии ушли быстрее, а мы задержались отдохнуть. Снова пришло недомогание: живот, голова, сильная слабость.

Мы медленно спускались. Пригрело солнышко и в трубке системы оттаяла вода. Только тогда я понял, как хотел пить. Головокружение и тошнота не давали нормально двигаться. У Нино тоже заболел живот. Так как единственным вариантом было спускаться, мы закинули любимый «коктейль» (сорбекс, лоперамид, обезболивающие), подколол инсулин на растущий сахар 10 и пошли вниз. Медленно, очень медленно.

Если подъем занял 7 часов, то спуск – все 9. 10 дыхательных циклов, 20 шагов, остановка, отдышка, тошнота. Хочется лечь, свернуться калачиком и провалиться в сон. Сахар 6.5 - пора съесть баунти. Неважно тошнит или нет, баунти вкуснее гренадина. 

Мы на плато. Вокруг несколько «стадионов» пустоты и стены скал, вместо трибун. Периодически с этих трибун сыплются «аплодисменты» - подтаявшие за день камни. При такой прекрасной погоде камни сыпят раз в 5 минут: много мелких, но некоторые, размером с мячь, долетают почти до тропы. Один раз мы видели серьезный обвал вдалеке, когда сошел целый пласт. 

В один момент, перешагивая трещину за впередиидущей Нино, я провалился по бедро. В том самом месте, где ступил. Я вскрикнул и уперся руками в лед. Сразу выкарабкался, но «осадок» остался. Мой рюкзак в этот момент был около 5-6 кг, если бы он был стандартных 25-27, то избежать перелома ноги мне бы не удалось.

Во время спуска мы, в нашем стиле, немного заплутали.  Мы начали подъем ночью в темноте, а днем картина стала совсем другая.

Вода закончилась через 3 часа спуска. Говорят, что в горах обезвоживание происходит быстрее, так как легкие испаряют влагу в разреженном воздухе. Губы потрескались, нижняя вот-вот раздвоится. Ноздри тоже воспалились.  В таком состоянии мы добрались до Метео.

Продолжение здесь

Читайте также: Восхождение на Казбек. День 1 и 2

Восхождение на Казбек. День 3 и 4

 

Комментарии (0)

Вы не авторизированны

Не пропускай новости от “Сахарка” - присоединяйся к нам в Facebook